Рецензия на фильм «Материнский инстинкт» (2019)

Две семьи живут по соседству в любви и полной гармонии — матери семейства, Элиз и Селин, называют друг друга лучшими подругами, их дети-одногодки Тео и Максим весело играют во дворе, а отцы вместе работают. Их пригородную идиллию ломает смерть Максима — тот выпал из окна, а Элиз не смогла ни спасти его, ни докричаться до его матери Селин. Та теперь винит Элиз, а последняя впадает в тяжёлую паранойю, думая, что бедная мать захочет отобрать у неё сына взамен своего. Отношения накаляются, страхи прогрессируют, и уже непонятно, то ли Селин действительно готовит сложный план по уничтожению соседней семьи, то ли Элиз постепенно сходит с ума на почве необоснованных фобий.

Если вы хоть немного следите за киномаркетинговой модой, то наверняка знаете, что в наше время каждый второй хоррор — кинговский, а каждый первый триллер — хичкоковский. Сами режиссёры часто об этом даже не подозревают: жанровые и именные ярлыки навешивают без их ведома, не задумываясь, что они, может, вообще снимали добрую мелодраму о любви. Впрочем, у каждой закономерности есть свои исключения, и автор «Материнского инстинкта» Оливье Массе-Депасс кажется первым за долгое время автором (не считая сошедшего с ума Брайана Де Пальмы), который к наследию короля саспенса обращается вполне намеренно и открыто.

Он, например, без стеснений помещает свой фильм — бульварную историю со стандартным набором параноидальных страхов и прочих психозов — в солнечные шестидесятые, под бок героям «Психо» и «Марни». Эта временная перспектива в «Материнском инстинкте» едва ли оправданна и работает исключительно данью уважения — впрочем, догадаться, что на экране шестидесятые, проще по текстовому синопсису, чем непосредственно из фильма. Уж очень абстрактно выглядят его интерьеры и декорации, существующие как бы вне времени и, что уж там, пространства — с одинаковым успехом это может быть Брюссель 60-х и, допустим, Подмосковье нулевых.

Что не обязательно плохо — «Материнский инстинкт», в принципе, работает с универсальными страхами и архетипами, семейными травмами и раздорами, понятными более-менее в любом уголке мира. И работает вполне умело — да, местное противостояние паранойи и реальности вторично, но оформлено в жизнеспособный сценарий (не считая разве что скомканной экспозиции, слишком резво пытающейся добраться до «интересного»), где интриги не кажутся наигранными, а сомнения героев удачно передаются зрителю. Массе-Депасс действует и правда довольно по-хичкоковски — берёт сложную тему (потери ни много ни мало родного ребёнка) и, особо по ней не рефлексируя, оборачивает в жанровый переплёт из знакомых, но всё ещё не устаревших тропов.

Но всё это касается текста, а как только «Материнский инстинкт» уходит от сухих сценарных перипетий к какой-никакой визуальной выразительности, того самого «хичкока» ему начинает остро недоставать. На каждый удачный кадр здесь пять сцен, снятых предельно скучными «восьмёрками» с монтажными склейками в духе худших сцен «Богемской рапсодии» — такой типичный коммерческий глянец, больше бы подошедший той самой доброй мелодраме о любви, чем суровому семейному триллеру. С другой стороны, может, именно из-за этого контраста мрачной истории с тёплыми декорациями удушающей «обычности» и рождается бытовой ужас «Материнского инстинкта». Насколько намеренно — другой вопрос. В общем, не сильно и важный.